Лишь пятая часть латвийских эмигрантов надеется когда-либо вернуться в Латвию